Новости

Воспоминания Е.В. Темногрудовой об И.А. Типикиной - 23.10.2021

Светлой памяти человека, музыканта, коллеги Ирины Александровны Типикиной (И так хочется добавить – друга, но это не мне решать).

ЭПИЗОДЫ ЖИЗНИ ВМЕСТЕ ДЛИНОЮ В 25 ЛЕТ

Вместе, потому что все 25 лет работы Ирины Александровны Типикиной в первой музыкальной школе города Пензы мы счастливо делили класс № 3 (1-й этаж, окно на юг с видом на прохожих по ул. Чкалова).

Первая встреча

Ярко помню сентябрь далёкого 1995 года. Веду урок в 3-м классе. Осторожно открывается дверь. В проёме полуоткрытой двери появляется незнакомое лицо молодой женщины. Она почему-то извиняется, просит разрешения войти. Я понимаю, что это новый преподаватель школы, что она тоже будет работать в 3-м классе. На мгновение меня охватывает сонм чувств: я вдруг остро ощущаю её смятение, какое-то скрытое отчаяние, что она здесь «не своя, чужая». И мне становится за неё обидно, больно. Почти с возмущением в голосе отчитываю её: «Класс школьный, не личный, никаких извинений быть не может!» Это была первая встреча с Ириной Александровной. Описываю долго, а промелькнули эти эмоциональные множества быстро. Поняла ли меня тогда Ирина Александровна или посчитала надменной особой?..

Впереди были 25 лет знакомства. Каждый новый день я всё больше узнавала, открывала для себя Ирину Александровну, Ирину, Ирочку. Постепенно понимала всю глубину её таланта, широту души, высоту интеллигентности и человеческую красоту. Одним слово – во всех измерениях. И даже сейчас, общаясь с её друзьями, коллегами времён учёбы, жизни в родном Чимкенте (Шымкент, Республика Казахстан теперь), продолжаю узнавать, удивляться, восхищаться Ириной.

О звуке и пианизме

Было всегда особым эстетическим удовольствием слышать и видеть игру Ирины Александровны – звук необыкновенной певучести и протяжённости, пластика рук завораживающая! Пианисты меня поймут, это то состояние, когда «слюна течёт» от, буквально, физического удовольствия. Слышать и смотреть это можно было бесконечно! Только позже я узнала, что её мастерство – это талант, помноженный на годы труда и учёбы у интереснейших и лучших преподавателей. Среди имён её наставников есть даже имя легендарного профессора Московской консерватории Татьяны Петровны Николаевой! Сама Ирина всегда была в числе первых и лучших учеников. Но узнала я это не от неё. Ирина была слишком скромна, чтобы этим кичиться. А вот то, что в годы учёбы в Ташкентской консерватории (1982-1987 годы) серьёзно увлекалась вокалом, настолько, что с фортепианного готова была прейти на вокальное отделение, рассказывала.

Однажды, в связи с чьей-то игрой, бросила фразу: «Не умеете вы, пианисты, слышать звук в его протяжённости, поэтому и не поёт у вас инструмент!» Вырвалось это у неё спонтанно, эмоционально. Тогда возникло ощущение, что мыслила Ирина себя больше вокалисткой, чем пианисткой. Думаю, именно поэтому игру учеников Ирины Александровны всегда отличал особый певучий звук. Ученики могли быть разными по способностям, но всем им был преподан урок «слушания протяжённости звука». И это всегда было слышно в игре детей – от подготовишек, до выпускников. Даже сейчас ЕЁ ученики, уже год обучающиеся в классах других преподавателей, играют ЕЁ звуком! И это не мистика. Это подтверждают все!

Из учебной жизни

Каждый, кто работает или работал в музыкальной школе знает, что бывают удачные уроки, а бывают «патовые». Занимаюсь с ученицей, что-то совсем не получается. Обе уже «на взводе». В класс входит Ирина Александровна, мгновенно оценивает ситуацию. Спокойно забирает у меня ученицу и просто даёт ей задание под метроном учить трудные места сонаты. И постепенно всё начинает получаться! Все довольны!

У Ирины было такое профессиональное чутьё – понимание сути проблемы и эффективное её решение порой, казалось бы, самыми простыми методами. Ещё одно подтверждение её природного таланта, её глубоких профессиональных знаний.

Как она сама работала с учениками – тщательно, требовательно, обязательно шла от образа, эмоции к конкретному звуковому воплощению. В этом не было никакой школьной схоластики, только точное понимание музыкального образа, исполнительского результата. Поскольку всё шло «по Гамбургскому счёту», учиться было у Ирины Александровны не просто, но результаты были настоящие! Память до сих пор хранит многие музыкальные исполнительские шедевры её учеников. Для меня это: Бранденбургский концерт Баха, кантилена Фильда, Мендельсона, Листа, музыка композиторов XX века и особенно – сложнейшая соната Гайдна, звучащая в руках ученицы как маленький симфонический оркестр (настолько тембрально ярко и разнообразно она была сыграна)! Не случайно многие ученики Ирины Александровны продолжили профессиональное обучение.

Об обаянии, эрудиции, интеллигентности

Моё личное ощущение Ирины – мгновенное рабство в чарах её обаяния, таяние от её тепла и… трезвое ощущение реальности от её оценки событий. Могла очень остро, критично, с только ей присущим чувством юмора оценить жизненную ситуацию. По верному замечанию людей её знавших и любящих, так сейчас не хватает «здорового цинизма» Ирины Александровны (подчеркну, здесь главное слово – «здорового»)!

Говорить с Ириной Александровной всегда было о чём и всегда интересно. Поражала её эрудированность не только в профессии. Как-то я поделилась впечатлениями о прочитанной книге, оказывается Ира книгу знает, готова посоветовать следующую. Увидела я в интернете мастер класс профессора Г., Ирина его уже смотрела, предложила другой мастер-класс. Так она для меня «открыла» великолепного Михаила Аркадьева! А сколько было телефонных разговоров после прослушивания концертов, конкурсов (до сих пор ловлю себя на желании позвонить, поделиться…)! Но больше всего, мне кажется, Ира любила слушать вокалистов. Тонко знала, понимала культуру классического вокала. Я ж, полный профан в этой области, слушала её как внимают Гуру!

Очень многому меня научила Ирина не занудным наставленьем, не высокомерным замечаньем, а незаметным участием, тактичной подсказкой, вовремя и точно высказанным мнением и просто своим присутствием.

Уровень мастерства всего коллектива возрастает, когда в коллективе есть такие мастера!

А самой ей, понимаю, было в Пензе не просто. Вряд ли бы она уехала из родного города, где было всё: родные люди, друзья, интересная работа, имя (она работала ВУЗе на музыкально-исполнительском факультете)! Но изменилась страна, с семьёй была вынуждена переехать. И в незнакомом городе пришлось искать работу, вновь обретать друзей, с нуля завоёвывать профессиональный авторитет. У Ирины Александровны всё получилось! Только она очень устала…

Человек разносторонне образованный, умеющий видеть цель и верно идти к ней, Ирина Александровна была профессиональным лидером среди коллег по своей сути, а не по должности, не взирая на звания и регалии (а точнее, на их отсутствие)! Уверена, в историю фортепианной исполнительской школы имя Ирины Александровны Типикиной уже вписано в ряд тех, кто начинал, создавал и развивал музыкально-исполнительское искусство Пензы.

Е.В. Темногрудова

Октябрь 2021 год.


440034, г. Пенза, ул. Богданова, д. 19 Тел.:  (8412) 32-31-34, E-mail: scuola_di_musica@mail.ru